Главная » Статьи » Общее о крокодилах

Факты о крокодилах

Крокодиловые факты

Гиппопотама считают самым опасным животным среди млекопитающих, крокодил же – наиболее опасное из всех животных вообще.

Улла-Лена Лундберг. Острова в сердце Африки

В свое время известный охотник Джон Хантер, добывший в Африке львов и носорогов больше, чем кто-либо в мире, подметил: крокодил – единственное животное, не делающее различий между человеком и своей основной добычей.

В самом деле, это наиболее крупное плотоядное животное Земли, если исключить морских хищников: китообразных (ведь известна неподтвержденная информация о гребнистых крокодилах до десяти метров длиной),–охотилось, видно, еще на австралопитеков, подстерегая их у водопоя. Выходит, ужас перед крокодилами сопутствовал человеку, можно сказать, со дня рождения, а потом перерос в почитание.

О священных нильских крокодилах Древнего Египта античному миру поведал Геродот. Его яркий рассказ дошел до наших дней. Животных, по свидетельству Геродота, украшали драгоценными камнями и золотыми обручами, приставленные жрецы кормили их изысканными, хотя и вовсе не в крокодильем вкусе яствами – мучным и жареными цыплятами, поили вином и медом. Нильского крокодила чтили вначале лишь в Файюмском оазисе, потом он стал символом бога Собека – его изображали либо в образе крокодила, либо человека с крокодильей головой.

В другом уголке Земли, на Новой Гвинее, известный русский путешественник Н.Н.Миклухо-Маклай увидел деревянную статую точно такого же бога.

Окончивших свой век священных крокодилов хоронили с почестями, совсем как фараонов. Местом их захоронения стал Омбос. Здесь, в Маабдийских пещерах, в бытность Альфреда Брэма, хранились сотни тысяч крокодильих мумий. Убедившись, что в пещерах собраны мумии самых разновозрастных крокодилов и даже их яйца, Брэм высказал предположение, что египтяне, воздавая почести свирепым богам, одновременно всемерно сокращали их численность методом "почетного захоронения".

Тропическая Африка сохранила крокодильи культы и по сей день. Очевидцы рассказывают о целых общинах в Гане, Буркина Фасо, Сьерра-Леоне, почитающих крокодилов как своих мифических прародителей. Жители таких общин прикармливают "соседних" крокодилов, и те в благодарность их не трогают, позволяя обращаться с собой довольно вольно. Человек, которого крокодил изувечил, становится у некоторых племен изгоем – ведь он навлек на себя гнев бога! Давид Ливингстон долго не мог дознаться у одного из своих африканских проводников, кто его наделил такими страшными шрамами. Проводник упорно скрывал, что побывал в зубах у крокодила, полагая, что белые тоже поклоняются этому чудовищу.

Другие африканские народы чтят крокодила, но с оговоркой: если священный крокодил укусит человека, животному выносится смертный приговор и в пруду заводят другого "бога", менее "человеколюбивого". В конце прошлого века в Африке возникла изуверская секта "людей-крокодилов". Ныне сектанты выродились в банду мошенников и вымогателей, терроризирующих суеверное население, и правительства африканских стран поставили их вне закона.

Африканцы связывали крокодила с душами умерших – вероятно, из-за его склонности к поеданию трупов. Когда итальянский путешественник Фолько Квиличи запустил в крокодила камнем, к нему подбежал со слезами на глазах мальчик: "Не трогайте его, месье, это мой дедушка!" В Юго-Восточной Азии крокодилов чтили ничуть не меньше. Узкорылый гангский гавиал (Gavialis gangeticus) в Индии считался прародителем одного из дравидских родов: он посвящался творцу вод Вишну. Болотный крокодил (Crocodylus palustris) – магар – тоже стал храмовым обитателем. Брамины; приставленные к священным магарам, прекрасно зная о неагрессивности этого вида, покрывали их спины изображениями и изречениями из священных индуистских книг.

В 1913 году натуралист Стенли Флоуэр, посетив священный пруд Маггер Пир, нашел там всего двадцать четыре крокодила. Брамины к тому времени обнесли пруд стеной. Однако раса того же вида крокодила с острова Шри-Ланка на людей все же нападает...

Если карлик среди крокодилов, китайский аллигатор, стал в Китае символом императорской власти, то самый крупный и самый свирепый гребнистый крокодил, разумеется, не мог быть обойден почестями. Жители Филиппин ограничивались бросанием в воду разных даров, заклиная крокодила не трогать их, а на острове Тимор ритуал "задабривания" носил куда более жуткий характер–гребнистым крокодилам в жертву приносилась девушка. Жертву, украшенную цветами, нарядно одетую, усаживали у реки – если ее утаскивал крокодил, то считалось, что она стала его женой.

С крокодильими суевериями и по сей день сталкиваются биологи, изучающие их. Австралийский зоолог Билл Магнуссон долго искал в непролазных болотах севера континента гнездо самки гребнистого крокодила. Навряд ли он нашел бы гнездо без помощи старика-аборигена по имени Дик и его сына Оскара. Случилось так, что через несколько месяцев Оскар скоропостижно скончался. Колдун племени заявил, что Оскар осквернил гнездо, показав его белому человеку, и смерть Оскара – месть священного крокодила. Старый Дик, испугавшись мести, скрылся, и Магнуссон, лишившись добровольных помощников, был вынужден продолжать свои исследования в одиночку.

Одним словом, крокодилов боятся и почитают повсюду, где они водятся. Они – неизменные герои сказок и легенд, "основатели" многих племен. И всюду в нескончаемую хронику леденящих кровь случаев гибели людей в зубах чудовищ вкраплены поразительные примеры фамильярного обращения с крокодилами.

Известен случай, когда двенадцатилетний мальчик стал щекотать под передней лапой притворившегося мертвым взрослого болотного крокодила, встреченного в джунглях, а тот в ответ лишь вертелся, чтобы избавиться от щекотки.

Но так труслив не только магар. На вопрос одного путешественника прошлого века, каким образом удалось венесуэльским рыбакам выпутать под водой из сетей взрослого каймана, они ответили, что усмиряют его, почесывая ему бока: такое почесывание ему нравится.

Сиамских крокодилов (Crocodylus siamensis: иной раз ловили, подплыв на лодке, прыгнув им на спину и опутав челюсти. После этого оставалось только буксировать крокодила, привязанного к лодке.

А известный биолог Айвен Сандерсон даже плавал среди аллигаторов (Alligator mississippiensis) с аквалангом. Вот что он об этом говорит:

"Самые прелестные существа – аллигаторы; они совершенно равнодушны к окружающему. Многих из них я увидел лежащими на дне, другие неторопливо передвигались по нему. Вначале самые крупные из них насторожили меня, однако они казались настолько сытыми, что не стали бы утруждать себя, чтобы схватить какой-нибудь большой бесцветный предмет, приближающийся к ним".

Древние римляне, лишенные почтения к зверобогам Египта, привозили крокодилов в свои цирки на убой из Африки. Согласно хроникам, первым это сделал в 58 году до н. э. некий Эмилиус Скаурус – правда, он ограничился лишь демонстрацией их в пруду. Но "боевые качества" крокодила не прошли незамеченными для охочих до кровавых боев римских императоров. И вот во время празднества по случаю постройки храма Марса-мстителя, как сообщает профессор Б.Гржимек, император Август устроил в затопленном водой цирке бой гладиаторов с крокодилами. Во время боя было убито тридцать шесть крокодилов. Среди 5 тысяч диких животных, привезенных на открытие Колизея (80 г. н. э.), были также и крокодилы.

В Библии, где уделено немало места животному миру Ближнего Востока, крокодил, вероятнее всего, выведен под именем Левиафан. Герман Мелвилл, автор "Моби Дика", правда, не соглашался с этой точкой зрения, считая, что Левиафан – это кит. Похоже, здесь он был неправ, хотя его авторитет во всем, что касается китов и охоты на них, неоспорим.

В книге Иова, где описывается Левиафан, отмечены его зубы, плотно пригнанные "щиты", как "грани черепиц" – все это отнюдь не китовые "доспехи". Кстати, на земле Библии, в Палестине, крокодилы сохранились вплоть до тридцатых годов нашего века, и лишь в одном-единственном озере Церке. К этому времени нильский крокодил в северной части своего ареала был уже полностью истреблен, если не считать единичных особей в водоемах оазисов Сахары. Последний крокодил на севере Африки был застрелен в 1956 году.

Наверное, еще в раннем средневековье крокодил стал синонимом лицемерия, коварства, крайнего хищничества, несуразности.

Что касается "крокодиловых слез", то крокодилы "плачут" не от лицемерия: пожирая крупные куски или откладывая яйца, животное напрягается, и из слезных протоков выдавливается избыток жидкости. Крокодилы, живущие в солоноватой воде, через слезные протоки, как и морские черепахи, выводят соли.

О князе Романе, отце Даниила Галицкого, правившем на Руси в конце XII века, современник писал: "...гневен, как рысь; губителен, как крокодил..."

В древнерусских книгах эту рептилию величали "коркодилом" и изображали как существо со "змеевидным хоботом" и "глазами василиска"; конечно же, не забывали о его манере "оплакивать жертву".

"О, что это за крокодилов мир, составленный из вероломства и обманов?"–сокрушался в 1600 году поэт Фрэнсис Кварльс.

Спустя триста лет в "активной ненависти к этим скотам и желании убивать их" признался... Уинстон Черчилль, впервые увидев нильского крокодила.

В средние века крокодилы (вернее, их высушенные чучела) стали атрибутом келий чернокнижников и алхимиков. В ту пору европейцы знали лишь крокодилов Старого Света, первые же путешественники, вернувшиеся из Америки, рассказывали о крокодилах Нового – аллигаторах и кайманах. "Раз мы занялись описанием всякой нечисти, то следует упомянуть также и о кайманах–одной из разновидностей крокодилов,– писал А.С.Эксвемелин, летописец пиратства в Карибском море в XVII веке. – На острове их довольно много. Они невероятно длинны и толсты. Некоторые достигают семидесяти футов в длину и двенадцати в ширину. Эти звери необычайно хитры в добывании пищи. Они вытягиваются до предела и плывут, подхваченные потоком воды, словно прелое бревно. Течение гонит их, и в конце концов они оказываются недалеко от берега. Если в этом месте приходят на водопой дикие свиньи или коровы, они моментально бросаются на них и тянут за собой на дно, топя в воде. Чтобы быстро погрузиться, крокодилы глотают перед этим камней на сто или двести фунтов, потому что они сами весят сравнительно немного и нырять без груза им трудновато. Утащив зверя под воду, они оставляют его там дня на три-четыре, пока мясо не протухнет".

Описание вполне достоверно, кроме размеров–и самих кайманов, и заглатываемых ими камней.

Считают, что слово "аллигатор" происходит от искаженного испанского "el lagarto" – "ящер"; "кайманами" же называли местные виды крокодилов индейцы-карибы, но в приключенческих книгах поминутно приходится читать об аллигаторах или кайманах в Африке и Азии, хотя это вовсе не одно и то же с точки зрения герпетологии, которая утверждает: крокодилов двадцать один вид и они достаточно четко различаются между собой.

Аллигаторов всего два вида, и где они обитают, ясно из их названий: миссисипский и китайский. Первый живет только в США, в бассейне Миссисипи, доходя к югу до границы с Мексикой, второй – в бассейне Янцзы.

Кайманы, представляющие собой более прогрессивную ветвь аллигаторов (их три рода и пять видов), живут только в Центральной и Южной Америке, от юга Мексики до севера Аргентины.

Настоящие крокодилы населяют Южную и Центральную Америку с Антильскими островами, Африку и Мадагаскар; в Азии крайняя западная граница их ареала проходит по восточной окраине Ирана, охватывая весь юго-восток материка с Индостаном, Шри-Ланкой, Индокитаем и Малайским архипелагом, а также Филиппины, Новую Гвинею, Австралию, острова Тихого океана. В Америке их четыре вида, в Африке – три, в Азии и Австралии – шесть. Наиболее склонен к морским странствиям гребнистый крокодил. Ему доводилось преодолевать морем до 1100 километров!

Все они принадлежат к трем родам: Крокодилюс (настоящий крокодил) с одиннадцатью видами, Остеолемус (черный крокодил) (Osteolaemus tetraspis) и Томистома (гавиаловый крокодил) (Tomistoma schlegeli) – в обоих родах по одному виду. А последний – обитатель рек и озер Малайского архипелага – очень похож на гавиала, выделяемого тем не менее не только в особый род, но и в отдельное семейство и живущего в бассейнах некоторых рек Индии и Непала.

Это сходство у них – необыкновенно длинные вытянутые челюсти – лишь внешнее, оно обусловило и схожее питание – оба вида почти исключительно рыбоядны. Вообще отмечено, что молодые крокодилы других видов тоже кормятся большей частью рыбой – челюсти у них непропорционально длинны. С годами, когда относительно общих размеров челюсти "укорачиваются", меняется и характер питания – рацион обогащается млекопитающими и птицами.

Европейцы, начавшие осваивать глухие уголки Земли, из далеких стран привозили не только живых крокодилов, их кожи и скелеты, попадавшие в руки ученых, но и рассказы об этих удивительных животных, их силе, свирепости, неуязвимости; об их обилии в реках и озерах тропиков. Уильям Бартрам в 1773–1778 годах видел во Флориде столько аллигаторов, что по их головам и спинам можно было бы, уверял он, перейти реку – хотя такой смельчак навряд ли нашелся бы. Видный английский естествоиспытатель прошлого века Генри Бейтс писал, что в бассейне Амазонки пруды кишат черными (Melanosuchus niger) и очковыми кайманами, подобно тому как в Англии весной лужи кишат головастиками.

Первопроходцы Африки, Америки, Азии сделали еще один немаловажный вывод, который для крокодилов оказался роковым: их кожа, во-первых, может иметь товарную ценность; во-вторых, вовсе не так уж он неуязвим, как считают туземцы – во всяком случае, метко посланная пуля из нарезного оружия укладывает его на месте (мушкетные, случалось, отскакивали).

И началось: из колоний потекло, обращаясь в золото, "сырье", поставляемое промысловиками: кожи крокодилов, аллигаторов, кайманов, а вместе с ними кожи питонов и варанов, бивни слонов, рог носорога, зубы бегемотов, шкуры крупных хищников и обезьян, перья невиданных птиц.

Крокодилов ловили в сети и на огромные крючки, но чаще всего били из винтовки, прочесывая по ночам на лодках заболоченные заросли. В свете фонаря глаза крокодила отсвечивают красным. Взяв прицел по этим тлеющим огонькам, охотник приканчивал крокодила, утонуть ему не давал посланный тут же, вслед за выстрелом, гарпун.

Крокодилий бум кое-где не утихает и поныне, хотя еще в начале века предприимчивый англичанин Кемпбелл основал первую аллигаторовую ферму в Хот-Спрингс (штат Арканзас). В двадцатые годы таких ферм стало семь, а сейчас их уже не счесть: в 1985 году только в Луизиане было десять, а во Флориде – пятнадцать. Аллигаторы в них разводятся в коммерческих целях – на кожу; кстати, кожа "домашних" крокодилов куда более высокого качества, чем добываемая в природе, где эти животные зачастую дерутся друг с другом. При питомниках есть и цирк, где один из коронных номеров – аллигатор, скатывающийся с трамплина, куда он сам влезает по лестнице; аллигатор, который возит тележку, а также бой с аллигатором. Его в этом бою не убивают, а только пытаются оседлать в воде. Он, конечно, при этом на месте не стоит, и ездок рискует не меньше, чем ковбой на родео.

Есть такие фермы и в Таиланде, и в ЮАР, и в Малагасийской республике, и в Новой Гвинее, и в Австралии, и даже в Японии, где крокодилов и в помине не было; одна из крупнейших – на Кубе, на полуострове Сапата. Разработаны инкубаторы для крокодиловых яиц, приемы выращивания крокодилят, лечения их от болезней, подбираются специальные рационы.

Своеобразное применение крокодилам нашли в древней Индии. Там крокодилы–вероятно, для этой цели использовались самые злобные, гребнистые,–выполняли роль меча правосудия. Преступнику предлагалось переплыть пруд, кишащий крокодилами, и если он оставался жив, что было практически исключено, то его признавали невиновным.

Суданцам убитый крокодил заменял целую аптеку: кровь крокодила–против укусов змей и глазных болезней, зола костей–для заживления ран, жир–от лихорадки, зубных болей, как противомоскитное средство, мясо и яйца шли в пищу. Отведавшие крокодильего мяса сравнивают его с омаром, "хотя оно и не столь нежно", другие находят в нем сходство с тунцом или осетром, третьи – с черепашатиной, четвертые – со свининой или телятиной. Отведав вареного каймана, Н.И.Вавилов отметил: "Консистенция вроде рыбного студня с хрящом". Правда, мясо это отдает мускусом, и неспроста один индеец, удостоившийся чести быть представленным (или, точнее, доставленным) ко французскому королевскому двору, с неудовольствием отметил, что все придворные пахнут, "как аллигаторы": он уловил запах бывшего тогда в моде мускуса.

В 1890 году, в разгар аллигаторового бума в США, когда поступление шкур было так велико, что за одну платили 10 центов, жир аллигаторов применялся как машинное масло. Из маленьких сушеных крокодилов повсюду делали сувениры и продавали туристам.

И лишь тогда, когда резко стала падать численность этих животных, люди забили тревогу. Одним из первых о пользе аллигаторов заговорил американский биолог Риз. Он утверждал, что аллигаторы регулируют численность ондатр и водяных щитомордников. Первые разрушают на, реках дамбы своими норами. От вторых в прошлом страдало население южных штатов, особенно работающие на рисовых плантациях негры.

Но роль аллигатора в природе этим не ограничивается. Во всей полноте ее удалось раскрыть выдающемуся герпетологу Арчи Карру. Выяснилось, что пруды, которые роют аллигаторы в период засухи, являются прибежищем всех окрестных животных: удобряя эти пруды остатками пищи и экскрементами, аллигаторы создают благоприятные условия водным растениям и рыбам; холмики, сооружаемые самками для откладки яиц, превращаются в островки, где вырастают деревья, селятся птицы. К тому же присутствие аллигаторши отпугивает хищников и ее инкубатором пользуются черепахи и змеи. Другой биолог, Хью Б.Котт, реабилитировал нильского крокодила, обитателя водоемов тропической Африки. Оказалось, что он, как все хищники,– первоклассный санитар: все больные животные – и живущие в воде, и приходящие к ней, и их трупы–все принадлежат ему, пожирает он и сорную рыбу. Пересмотру подверглось и отношение к кайманам: стоило их уничтожить, как развелись кровожадные рыбы пираньи, берущие в Южной Америке дань скотом при каждой переправе через реку.

Поначалу ученым трудно было пробиться через завесу предубеждения, и крокодилов продолжали истреблять. Еще сравнительно недавно на реке Ливерпуль в Северной Австралии за одну ночь охотники добывали до сорока крокодилов. Остановить этот разгул браконьерства было нелегко, особенно если учесть стоимость крокодиловой шкуры. Один австралийский биолог в интервью американскому журналисту, интересующемуся проблемами крокодилов, хоть и грубовато, но красноречиво заметил: "Нравы здесь, как у вас на Диком Западе в 1860. Если я предложу сейчас пятьдесят центов за вашу шкуру, вы не проживете и пяти минут". Шкура же крокодила и изделия из нее стоят куда дороже. Так, портативный бар, отделанный кожей гребнистого крокодила, оценивается в 7500 долларов, а портфель стоит до 2000...

Ученые считают, что в начале восьмидесятых в мире истреблялось до 7 миллионов крокодилов в год, по более скромным подсчетам до 5 миллионов. В Северной Австралии от миллионов крокодилов уже осталось всего лишь 5 тысяч.

Не изжито браконьерство и в США. Охотники на крокодилов оснащены моторными лодками, современнейшим оружием и радиопередатчиками. В 1965 году в Майами было продано шкур на один миллион долларов, свидетельствуют американские биологи и с горечью констатируют: пока держится высокий спрос на шкуры, люди будут рисковать жизнью и свободой ради ее добычи, невзирая ни на какие запреты.

Хоть Бразилия, Эквадор и Венесуэла объявили о запрете на вывоз шкур крокодилов, через границы в Южной Америке несложно просочиться. Очевидцы рассказывают о грузовиках, более чем доверху набитых шкурами кайманов, катящих по главной магистрали Французской Гвианы – груз предназначен для Европы. В то же время Колумбия, например, открыто продала в 1970 году в США шкур на 2243020 долларов (они были содраны с 605 788 кайманов и крокодилов). Япония, крупнейший импортер кожевенного сырья, ввезла в 1978 году 103 тонны шкур крокодилов, из которых 78 тонн были из Южной Америки. До 850 тысяч шкур в год поступали во Францию и Германию, иногда по подложным документам, Совершивший путешествие по Нилу на каяке от истоков до устья француз Андре Дави подметил: чем ближе к устью, тем мельче и пугливее встреченные крокодилы. В глубинных районах Африки их еще не так потрепали. Печальные итоги налицо: почти исчез китайский аллигатор, оринокский крокодил (Crocodylus intermedius) сохранился в количестве около двухсот особей, а гангский гавиал – ста пятидесяти.

В 1971 году на совещании по крокодилам состояние гавиала было признано безнадежным. Сиамских крокодилов насчитывается 11 тысяч, а кубинских (Crocodylus rhombifer) – менее тысячи, но все они живут на фермах, в природе их, увы, уже нет. Не осталось скорее всего и широкомордого каймана (Caiman latirostris) в Аргентине; к категории исчезающих можно отнести черного каймана. На сегодняшний день принято считать вне опасности лишь два вида из двадцати одного: аллигатора с Миссисипи и крокодила Джонсона Crocodylus johnsoni). И хотя в "Красной книге" сведения о них печатают на зеленых листах, остальные девятнадцать в угрожаемом состоянии. Лишь недавно перекочевал на зеленый лист нильский крокодил.

"А как же быть с крокодилами-людоедами?" – может возникнуть естественный вопрос. Как, и их охранять тоже? И как увязать обоснованный ужас перед ними с теми примерами более чем дерзкого обращения, которое мы приводили выше?

В 1804 году русские моряки отправились в свое первое кругосветное плавание на шлюпах "Нева" и "Надежда", и стоило им сойти на берег на Яве, как группа их была прямо-таки осаждена крокодилами.

Время от времени газеты мира публикуют такие сообщения: в Индонезии затонул паром, и сорок его пассажиров стали жертвами крокодилов. Во время второй мировой войны в болотах Бирмы более тысячи отступающих японских солдат было растерзано ими же. Однако биологи скептически относятся к этим данным.

И тем не менее вполне достоверна публикация, по общему мнению, "наиболее драматичная в анналах герпетологии", где двое ученых описывали, как их резиновую лодку на середине озера в Замбии разорвал крокодил. К счастью, биологам удалось спастись вплавь – крокодил был настолько поглощен лодкой, что забыл про людей. Видимо, ящер стерег свой ревир и лодку воспринял как вторженца: пища его не интересовала.

Однако если отнестись всерьез к вопросу о людоедстве крокодилов, то китайского аллигатора, гладколобых кайманов (Paleosuchus) и тупорылого крокодила придется сразу же сбросить со счетов из-за размеров: 1,2–1,5 метра. Тут самому бы не попасть на обед какому-нибудь хищнику! Что касается аллигаторов миссисипских, то хотя они и позволяют проделывать некоторым циркачам разные вольности по отношению к себе на арене, в своей родной стихии ведут себя совсем по-другому. Вообще крокодил в воде совсем не то трусливое животное, которое, будучи застигнутым на суше, стремглав удирает (до 50 километров в час галопом!). Особенно свирепствуют они во время паводков.

На обошедшей многие журналы и газеты мира фотографии дрессировщицы из Германии Инге Коринг в окружении пяти чудовищ, два из которых лежат у нее на груди, запечатлены именно миссисипские аллигаторы. Жертвой точно таких же аллигаторов стала в 1973 году десятилетняя девочка, а в 1975 году на реке Оклаваха аллигатор длиною около четырех метров жестоко искалечил одного биолога. Но это единичные случаи...

Гавиал, а также другие крокодилы с узким рылом – австралийский Джонсона (названный так в честь комиссара полиции), оринокский, африканский узкорылый (Crocodylus cataphracius), гавиаловый крокодил Малайского архипелага – отнюдь не людоеды. Узкое рыло–отличное приспособление для ловли рыбы–при минимуме затрат обеспечивает прекрасный радиус действия: гавиал способен зараз захватить до трех рыб из стаи! Можно выискивать водных животных, тыча в переплетения подводных корней или в норки таким рылом, а конголезцы уверяют, что Бог наградил африканского узкорылого крокодила длинной мордой специально, чтобы он мог воровать рыбу из вершей рыбаков.

Известен лишь один полудостоверный случай, где виновником таинственного исчезновения женщины в Северном Камеруне, заснувшей на берегу озера, мог быть узкорылый крокодил – озеро оказалось заселенным исключительно этим видом.

Остаются три вида кайманов и восемь настоящих крокодилов. Для большинства видов крокодилов известны такие единичные случаи нападения на человека. Стало быть, настоящих людоедов всего два: это самые крупные из крокодилов – нильский и гребнистый.

Гребнистого крокодила Артур Лавридж характеризует следующим образом: "Широко распространенный и, к несчастью, наихудший из людоедов". Даже сравнительно мелкие крокодилы этого вида нападают на человека. Один крокодил-людоед, чуть побольше двух с половиной метров, съел двух человек.

Сын известного зоогеографа Ф.Дарлингтона служил во время второй мировой войны в чине капитана в противомалярийном отряде на острове Новая Британия. Раз, чтобы набрать воду для анализа, он по полузатопленному бревну добрался до середины болота и тут заметил всплывающего крокодила. Капитан начал отступать, но поскользнулся, упал в воду, а когда всплыл на поверхность, трехметровый крокодил уже схватил его за руки и тут же начал вращаться вокруг оси, как он всегда поступает, когда надо оторвать кусок от слишком крупной добычи. Хотя Дарлингтон-младший был плотного сложения, он не мог вырваться и почувствовал, что крокодил тащит его на дно. Он стал колотить его ногами, но, по его собственному сравнению, это было все равно, что бить по "морю патоки". Ноги налились свинцом, секунды казались часами, но наконец (видимо, после удачного удара) крокодил его отпустил. Дарлингтон поплыл к берегу, долго не мог выбраться из болота, скользя и падая в грязи, и только тут почувствовал боль. Левая рука была прокушена в нескольких местах, мышцы и связки порваны. У Дарлингтона оказался сложный перелом локтевой кости правой руки, но через три-четыре дня он уже мог бриться и писать левой.

Один европеец рассказывает о том, как был призван местный охотник на крокодилов, чтобы избавить жителей новогвинейской деревни от людоеда. Охотник был так уверен в себе, что использовал своего сына в качестве... живой приманки: мальчик плескался в воде, пока отец ожидал, когда всплывет чудовище. Отец не промахнулся...

Известно немало других жутких историй о нападениях крокодилов, дерзких и внезапных; в полицейских протоколах перечисляется, сколько вещественных документов трагедий извлекалось из крокодильих желудков.

В Индийском национальном музее есть красноречивый экспонат: на щите укреплены медные кольца и браслеты, которые индийские женщины носят на руках и ногах, весом почти 7 килограммов. Все это было извлечено из желудка крупного гребнистого крокодила. Однако в густонаселенном штате Орисса, где к тому же высокая плотность гребнистых крокодилов, за 10 лет зарегистрировано лишь четыре случая нападения крокодилов на человека. С этими монстрами, как выяснилось, удается установить контакт. Свидетельства тому – и крокодильи культы, и отдельные прирученные особи. Так, крокодилы-любимцы были и у римского императора Гелиогабала, и у африканского юноши из Конго, нашего современника, которого со своим воспитанником снял на пленку американский кинооператор Льюис Котлоу. Даже признаваемого всеми самым неукротимым и свирепым (в период размножения он нападает на лодки) гребнистого крокодила можно приручить.

Немецкий этнограф Ганс Неверманн, исследователь жизни папуасов на юге Новой Гвинеи, наблюдал и фотографировал вблизи прирученного старым рыбаком-индонезийцем гребнистого крокодила.

На Суматре ручного гребнистого крокодила видел путешественник Андерсон. Стало быть, даже разные особи одного и того же вида могут иметь индивидуальность.

Следует всегда помнить: самый опасный крокодил тот, которого не видно. Что же делать, если вы вдруг увидели его, но слишком поздно? Ихтиолог Георг Даль рассказывает. Как-то он со своим другом, герпетологом из Колумбии Фредом Модемом, плыл ночью по реке на лодке, и вдруг Фреда схватил за руку крупный крокодил. Даль не сразу понял, что произошло – крокодил уже выпустил руку и поспешно погрузился. Знакомый с повадками крокодилов ихтиолог был поражен тем, что крокодил так быстро передумал. Оказалось, Фред ткнул ему пальцем в глаз, единственную уязвимую точку ящера, – этому его обучили индейцы-кофаны.

Ясно, что редкие виды не могут представлять опасности уже из-за того, что они слишком редки, из-за того, что их оттеснили в глухие уголки. Да иногда и люди теряли бдительность, охваченные безудержным порывом любви к животным, искушаемые соблазном "подружиться" с могучим и опасным "зверем". Интересная ситуация сложилась в тех штатах США, где водятся аллигаторы. Еще не так давно они стояли на грани гибели, но сейчас этот вид стал наиболее цивилизованным (в смысле своего приближения к человеку). В свое время на них возникла мода, как на комнатных животных, и предприимчивые бизнесмены наводнили ими зоомагазины. Из тысячи аллигаторов, доходивших до прилавка, гибло двести, а остальные были не в лучшей форме. К счастью, мода эта быстро прошла... Теперь аллигаторов-бродяг обнаруживают в городской канализации, на автострадах, в частных бассейнах и прудах, на взлетных полосах аэродромов. Поверхностно знающие повадки этих рептилий люди счастливы заиметь в своем пруду аллигатора: пытаются его приручить, начинают подкармливать, дают кличку, вызывают из пруда, стуча в кастрюлю. Когда же об очередной подкормке забывают, аллигатор начинает искать ее сам, и хорошо, если ею становится только хозяйская кошка или собака. А поскольку чувства любви к животным, так же как и благодарности, аллигатор, в отличие от человека, лишен, то вставший на защиту любимицы хозяин в лучшем случае может надолго оказаться в больнице.

О нездоровой привычке подкармливать крупных и опасных зверей в заповедниках, приваживать их к жилью много пишут сейчас биологи-охотоведы, призывая людей, большей частью напрасно, грубо не вторгаться в жизнь дикой природы.

Вот другой неожиданный результат любви к крокодилам. Завезенным в США из Колумбии кайманам "друзья животных", когда те им надоели, предоставили свободу. И вот в 1960 году во Флориде обнаружили первых свободных кайманов, а в 1974 году были налицо признаки их процветания в каналах дренажной системы: крошечные кайманята... Такое незапланированное "обогащение" фауны, как правило, ни к чему хорошему не приводит.

Все вышесказанное, конечно, еще не повод для истребления крокодилов. По всему миру сейчас охраняются и крупные хищники, и ядовитые змеи, и другие животные, становящиеся иногда причиной гибели человека. В заповедных угодьях за ними сохранено право властвовать в своей среде, а люди могут там наслаждаться картинами первозданной природы, представить себе мир, каким он был до их появления. И здесь, пожалуй, самое волнующее напоминание – могучие бронированные ящеры, разлегшиеся по берегам на фоне тропической зелени: крокодилы, кайманы, аллигаторы, гавиалы. Обидно будет, если животные, существующие почти 200 миллионов лет, видевшие дрейф континентов и выстоявшие перед оледенениями, исчезнут из-за людской прихоти. Крокодилы – наиболее близкие родственники вымерших архозавров. У них есть элементы социального поведения, сложные инстинкты, связанные с размножением. Еще Давид Ливинстон писал в 1857 году, что самка нильского крокодила помогает крокодилятам вылупиться и переносит их в воду. Однако это место в его записках прошло незамеченным, и еще долго оставалось загадкой, как же крокодиленок выбирается из скорлупы, не имея клюва. Профессор Б.Гржимек высказал мнение, что скорлупа незадолго до выплода "размягчается".

Директор одного из зоопарков Мексики доктор Мигель Альварес дель Торо наблюдал, как самка каймана, заслышав доносившиеся из кучи хвороста, где она сделала гнездо, звуки, раскидала кучу. Звуки доносились... из яиц. Самка осторожно стала раскалывать яйца зубами – теми самыми, которыми разгрызает панцирь черепахи; самец помогал, ломая скорлупу задними лапами и хвостом. "Безмолвные" яйца самец закатил назад, чтобы продолжить процедуру на следующий день. Освобожденных кайманят самка во рту принесла в воду, где, выпустив их, принялась плавать в сопровождении выводка, знакомя их с прудом, совсем как курица, знакомящая своих цыплят с птичьим двором...

Справедливости ради надо сказать, что почти в то же время размножение того же вида наблюдали в зоопарке Атланты. Там оба родителя были полностью индифферентны к молодняку и его судьбе. Что ж, и среди людей родительская забота проявляется по-разному.

Способность перетаскивать крокодилят в воду в "горловом мешке" позже многократно отмечалась в природе и в неволе для нильского, гребнистого, оринокского крокодилов, а также гангского гавиала.

Говорят, некоторые люди, способные имитировать звуки издаваемые самкой, могут подманивать маленьких крокодилов.

Ухаживание аллигаторов протекает неожиданно нежно: здесь и поглаживание передней лапой, и подныривание, и пускание пузырей от восторга, Только рев не стихает. Его красочно описал уже упомянутый нами Уильям Бартрам:

"Глубокие болота, речные берега и густой лес многократно отражают леденящие душу звуки. Стоит замолкнуть одному, как начинает реветь следующий–и воздух гремит, как тысяча громов".

Кладка нильского крокодила устроена так, что суточные колебания температуры в ямке не превышают 3 °С, тогда как перепады во внешней среде достигают 30 °С. Самка заботливо прикрывает песок травой, увлажняя кладку в жаркую погоду. Отмечено интересное явление, характерное и для других рептилий: при высокой температуре (36 °С) из яиц вылупляются только самцы, при низкой (ниже 31 °С) – самки.

Все настоящие крокодилы зарывают яйца в ямку, только гребнистый строит над ними гнездо, так же как более примитивные кайманы и аллигаторы. Рядом с гнездом самка сооружает две протоки по длине тела, но шире. Они заполнены грязью–разбрызгивая ее хвостом, самка увлажняет гнездо, никуда от него не отлучаясь; любителей крокодильих яиц находится немало – это и вараны, и мангусты, и выдры, и шакалы. Яйцекладка и постройка гнезда рассчитаны так, чтобы к выплоду, совпадающему с сезоном дождей, место кладки было затоплено.

Крокодилы долговечны. Предполагают, что они могут жить до 300 лет; особи длиною более шести метров, по расчетам, вступают во второй век. В зоопарках шестидесятилетние патриархи не редкость, аллигаторы доживают и до 85 лет. Несмотря на их устрашающий вид, у них есть и друзья: это кулик-песочник, шпорцевый чибис, ржанка. Они склевывают пиявок с греющегося на солнце левиафана, чистят ему зубы и своим резким криком предупреждают об опасности. Нахально по отношению к крокодилу ведут себя иногда его возможные жертвы: седлоклювые аисты, цапли-голиаф и серые, которые выхватывают рыбу прямо из его пасти. Под водой крокодилы "переговариваются", издавая звук низкой частоты, на суше у них вступает в действие, как у птиц и зверей, язык поз. Территорию они метят секретом мускусных желез, им же привлекают самок. Видят они под водой и ночью так же ясно, как днем. Желудочный сок их так крепок, что за несколько месяцев почти полностью растворяет железные наконечники копий и пятнадцатисантиметровые крючки.

Крокодила делает страшным противником его взрывная сила, чудовищные челюсти. Зоолог из Шри-Ланки Дераниягала наблюдал, как убежавший из клетки взрослый лангур – довольно крупная обезьяна – пытался перемахнуть бассейн, где на дне лежал трехметровый крокодил. Неподвижная, сонная рептилия, выпрыгнув наполовину из воды, схватила обезьяну в прыжке! Визг, один глоток, и обезьяны не стало. Пять лет в тесном бассейне никак не сказались на подвижности крокодила...

В Африке жертвами крокодилов становились лев, носорог, буйвол и верблюд. Раз видели, как крокодил, давясь, целиком заглатывал кабана-бородавочника – голова с клыками еще долго торчала у него из пасти. Пропутешествовав по суше 200 метров, крокодилы отобрали у группы львов убитого ими буйвола.

В Австралии гребнистые крокодилы не раз хватали и топили могучих битюгов-тяжеловозов, способных тащить две тонны груза.

Однажды был случай, когда крокодил оказал услугу человеку. Сидел как-то раз рыболов с удочкой на берегу озера в Шри-Ланке. Он зачем-то нагнулся и в этот момент через него перелетел леопард, который не рассчитал прыжка, плюхнулся в воду, где и угодил в пасть огромного крокодила. История почти мюнхаузеновская, но правдивая! Крокодил, однако, патрулировал близ рыболова, наверное, тоже не бескорыстно...

В любопытных взаимоотношениях находятся жители одной из деревень Индии, расположенной на заповедной территории, и проживающие там же гребнистые крокодилы. Люди наловчились изымать свежую добычу крокодила. Так, за год, по наблюдениям охраны заповедника, у крокодилов было отобрано семь пятнистых оленей, один олень-замбар, три диких кабана. Однако крокодилы, лишенные своей законной добычи, вынуждены искать новую, а поскольку копытных в заповеднике не так много, такой поиск делает их потенциально опасными для человека и домашних животных, и поэтому охрана заповедника стремится этот промысел пресечь.

Что же предпринимают для спасения крокодилов?

Одной "Красной книгой" и заповедниками, как видно, не обойтись... Облик глухих уголков планеты меняется, осушаются болота, загрязняются реки, меняется их режим. Биологи считают, что вернуть сейчас, скажем, аллигаторов в их прежние природные местообитания не более реально, чем восстановить в прериях прежнее поголовье бизонов. Помочь им выжить, полагают они, может разведение на фермах. Сохранившись в неволе, регулярно размножаясь, вид спасен от уничтожения, сохранен его генофонд. Не одни крокодилы "воскрешены" таким методом–разведением в неволе. Безусловно, человечество не может сохранить в неприкосновенности все природные местообитания диких животных. Пусть в неволе, на фермах или в зоопарках,– это все же лучше оскалившихся музейных чучел.

Категория: Общее о крокодилах | Добавил: Saltie (18.06.2013)
Просмотров: 4458 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]